Ending. Start here and here

Many years ago the French came to the fact that honey, if kept for a long in the right way, does not get spoiled with the time, but changes, like wine, – the texture, color, and taste becomes different.

Мы уже перевели адаптированное под мед колесо на украинский язык. В нем 8 основных классов, а дальше идут подклассы и другие нотки, нюансы, акценты и оттенки, которые может найти в меде дегустатор.

Чтобы испытать это на практике, мы привлекли к процессу нашего друга Оливье Дюфура, который занимается в Киеве вином. Он сначала сопротивлялся: мол, не имеет к меду никакого отношения.

Но это и было важно. Как нам удалось узнать, дегустаторов меда вообще в мире нигде не учат, кроме какого-то университета в Италии.

Мы просто сели с Оливье в его бутике и начали пробовать мед, как вино. Результатом этой работы стало создание медовой дегустационной карты — первой в Украине. В ней описан каждый мед, каждая позиция с гастрономическими рекомендациями.

Наши пасеки не кочуют — благодаря этому нам удалось на Николаевщине, например, получить гречнево-коріандровий мед. Или миеллизим 2017 года — мед акаціево-клеверный из Холодного Яра.

Сегодня также растет популярность медовых миксов. Мы их тоже делаем, но это не является нашим основным направлением.

Например, есть мед с красным перцем — «Гайдамацький». Название отсылает к известной рок-группе «Гайдамаки», где я, кстати, играю на ударных инструментах. Мед с маком — МакМед. 

До оформления своих баночек мы не привлекали ни одного маркетолога или дизайнера. Евгений, младший брат, немного разбирается в фотошопе. Все тексты также написаны нами.

Мы реализуем весь мед, который производим, но не экспортируем. В первую очередь, потому что пока у нас его очень мало, и мы его не смешиваем. И мы хотим продаваться только под нашим брендом, а не под чужим. Для нас это уже пройденный этап.

Кроме того, украинское законодательство сегодня ограничивает возможности для малого бизнеса экспортировать мед. Чтобы получить статус экспортера нужно получить регистрацию в Госпотребслужбе.

Это не плохо, но, чтобы соответствовать нормам, прописанным в законе, нужно инвестировать еще где-то приблизительно $ 200 тыс. У нас, как и у большинства пчеловодов, таких денег нет.

Поэтому наши клиенты — это прежде всего люди, следящие за нами в соцсетях, которые ищут что-то новое и интересное. Также большой пласт нашей клиентуры — кафе, рестораны и гостиницы.

 

Также мы работаем с корпоративными клиентами — компаниями, которые берут мед в качестве презентов. А также с посольствами Франции и США. “Медовые братья” очень быстро могут изменить этикетку — например, дополнить ее логотипом заказчика.

По нашему мнению, культура меда в нашей стране находится на очень низком уровне. Работа пчеловода не оценена должным образом, однако она очень тяжелая. Требует кроме физической силы еще и много знаний.

Это высококвалифицированный труд и должен оцениваться гораздо выше. Кстати, на каждой банке, кроме полной информации о местности и качества продукта, мы указываем имя пасечника, который изготовил этот мед.

Дмитрий Кушнир, сооснователь бренда «Медовые братья»

Использованы материалы вебинара «Пчеловодство. Основание медового бренда «Медовые брать», организованного UHBDP